Интервью
Адель Оразалинова
753 
Она весьма неординарный и очень позитивный человек. Ни один из прожитых ею дней не проходит без вклада в доброе дело. Она не только участник и лидер «Организованной волонтерской группировки» и член попечительского совета благотворительного фонда с красивым названием «АМИЛА», но также Женщина Года «Fun Fearless Female Cosmopolitan Awards 2014». По образованию она журналист, по профессии телеведущая и продюсер, а по призванию волонтер. И все это о ней – о Адель Оразалиновой, которая является не только мамой для своих двух очаровательных дочерей, но и покровительницей всех нуждающихся и страждущих.
 Адель Оразалинова - Счастливой меня

Адель, до начала нашего интервью я рассматривала интерьер вашего офиса и мое внимание привлекла замечательная картина. Знаю, это полотно в исполнении известного алматинского художника Владимира Гвоздева (ШЕГЕ). Надо отдать должное, у владельца этой картины, то есть у вас, прекрасный вкус!

Спасибо! Я вообще очень люблю искусство, люблю картины, с детства посещала галереи и музеи, не раз бывала на вернисажах музея Кастеева. А однажды, в конце 90-х годов, попала на персональную выставку отца Владимира Гвоздева. Помню, я тогда была поражена. Меня, маленькую девочку, очень впечатлила одна из акварелей, над которой я просто рыдала. С тех пор я влюблена в искусство, всегда посещала мастерские художников, дружу со многими. К примеру, еще в студенчестве я писала статьи и заметки о творчестве художницы Елены Волковой, а она называла меня «своим лучшим искусствоведом». Я, в свою очередь, до сих пор удивляюсь и поклоняюсь таланту живописцев, ведь это же, видимо, Бог вошёл через голову и вышел через руки – не иначе!

Теперь уже, по роду своей деятельности, со многими художниками сотрудничаю в организации и проведении благотворительных выставок и мастер-классов. В числе них Андрей Нода, сестры Галя и Бота Кусаиновы (ГаБо), Георгий Макаров, Эдуард Казарян и, конечно, Володя Гвоздев, одно из произведений которого однажды приобрели за очень хорошую сумму на нашем благотворительном аукционе. Покупателем оказался мой коллега, и теперь эта картина украшает наш офис. Вот так к нам попало полотно, которым вы сейчас любуетесь. Но знаете, что удивительно, совсем недавно я обнаружила дома в одной из тех коробок, что лежат на антресоли, старые пригласительные на выставку Володи, которые я собирала в юности. На них изображена именно эта картина. В те времена я о ней мечтала и сохранила пригласительный на память с изображением этого шедевра, и теперь она у меня есть.

На самом деле, удивительная история. А я уж ненароком подумала, что вы коллекционер.

Если честно, я совершала такие попытки и одно время с огромным удовольствием скупала холсты известных современных художников. Помимо Гвоздева, в моей коллекции есть картины Салтанат Ташимовой, Елены Тё, Алексея Уткина и других. Но как-то раз, покупая очередное произведение за 80000 тенге, во мне что-то щелкнуло, я подумала, что могла бы за эти деньги спасти жизнь ребенка. И решила, что мое хобби будет приносить только пользу другим, а не удовольствие мне, и теперь я отказалась от этой бессмысленной для меня и моей семьи роскоши. Бессмысленной потому, что коллекционирование не является насущной необходимостью для меня. Лучше я, с гораздо большим удовольствием посотрудничаю с нашими художниками и поддержу их в новых проектах.

Другое дело, когда наши совместные с художниками проекты реально творят добро. К примеру, есть у нас мальчик Ербол с 4-й стадией рака при Детском Хосписе. Он мечтал стать художником, мы ему помогли, организовали серию мастер-классов, он написал картины, одну из которых продал на выставке в Москве за 17 000 долларов и сумел оплатить себе лечение в Корее. Он живет, борется с болезнью, играет в футбол, и его мечта осуществилась. Вот, другой случай – мы помогли организовать персональную выставку молодой художнице Жанель Жубановой, которая работала с онкобольными детьми и всегда поддерживала нас в наших проектах. Со своей выставки-продажи Жанель сумела оплатить обучение за 4-й курс университета.Такие примеры являются круговоротом добра в природе. Они важнее порывов к коллекционированию или каких-то моих других попыток баловать себя.

Понимаю. Адель, безусловно, то что вы делаете – творите добро – это дорогого стоит! Считаете ли вы занятие благотворительностью, которая, наверняка, занимает большую часть вашего времени, своей работой?

Я очень четко разделяю два этих понятия. И если моя работа приносит мне в первую очередь деньги, то благотворительная деятельность приносит, исключительно, удовольствие. Работа – это все, что связано с моей профессиональной деятельностью и не всегда дарит удовлетворение. Все остальное, даже бартерные посты на Facebook, за которые потом выделяется помощь для детских домов, даже рекламные тексты о той или иной продукции, которой впоследствии обеспечиваются приюты – это деятельность, которая приносит внутреннее удовлетворение. Ну а то, что теперь я научилась совмещать работу и благотворительность, говорит, пожалуй, о том, что я, наконец, созрела во всех планах – и как волонтер, и как социальный деятель, и как профессионал. Теперь моя работа приносит какие-то дополнительные возможности в осуществлении моей социальной деятельности. Например, мой телевизионный проект «Готовим с Адель» на «31 канале» работает также во благо благотворительных проектов, поскольку во время закупа для съемки, мы имеем возможность дополнительно приобретать продуктовые корзины для малоимущих семей, да и 10% от общего дохода программы мы отдаем на развитие благотворительных фондов. Поэтому у меня все взаимосвязано.

Расскажите о ваших самых ярких социальных проектах, с которыми было интересно работать или которые вызвали широкий резонанс.

Яркие проекты? Вот, честно говоря, я свою благотворительную деятельность в цвета не окрашиваю. Хотя есть, конечно, очень эффективные проекты. Возьмем, к примеру, наш «Благотворительный склад». Он был организован 5 лет назад и до сих пор работает. То есть каждый день приходят люди, которые оставляют вещи и приходят те, которые их забирают. И эту бесконечную цепочку добра я уже даже не в силах контролировать. Вроде, это яркий, сильный проект, который работает постоянно, но его невозможно как-то выделить, поскольку он очень размазан по времени, абсолютно рутинный и не событийный, но он работает без перебоя и оказался, весьма нужным людям.

Есть у меня и другие ежедневные проекты с такими компаниями, как «Мануфактура Карамельково», «Мастерская Сливки», «Сеть Пироговых Вкусновъ». Работаем мы на бартерной основе – я пишу о них пост, они предоставляют мне свою продукцию, а я передаю нуждающимся и получаю удовлетворение – это то, о чем я уже говорила. Вот, только что я вернулась из онкологии, куда мы отвезли пироги на чаепитие. На таких же бартерных условиях мы работаем с рядом компаний, которые передают технику в приют для матерей или в детский хоспис. В благодарность об этих компаниях я делаю посты, иногда работаю на их мастер-классах.

Есть такие благотворительные программы, которые подарили мне очень много единомышленников и даже лучших подруг. Это проект «Я хочу жить», который заключается в том, что онкобольные и дети в ремиссии проходят реабилитационные мастер-классы, где рисуют картины вместе со знаменитыми художниками. Потом эти произведения уходят с молотка на благотворительном аукционе. Изначально проект планировался в помощь детскому хоспису, но теперь он стал ежегодным и мы имеем возможность каждый год выбирать, куда перечислить вырученные деньги: либо на определенного ребенка, либо в определенный фонд.

Много удивительных и неравнодушных людей я также встретила на проекте «Волшебные сказки домашнего очага». Наравне с другими, я принимала в нем участие, как один из авторов. Нас всех подружила и объединила в один прекрасный сборник сказок Виктория Моминбаева. Теперь все мы, авторы, в том числе и я, 1-2 раза в месяц бесплатно читаем эти сказки в спид-центре, торговых центрах, на каких-то частных благотворительных мероприятиях. И благодаря этому проекту в городе уже появились три реабилитационные площадки, причем не какие-то там мифические, а реальные площадки, которые работают для восстановления детей с ограниченными возможностями. И я понимаю, что когда-то мной и другими моими единомышленниками была сделана минутка добра, которая оказалась ценным вкладом в благотворительность. Как мне кажется, это и есть самые яркие проекты.

Адель, вы удивительный человек, не равнодушная, добрая, чуткая – человек с огромным сердцем! Вы стали такой со временем или это все у вас с детства?

У меня все это уже очень давно. Когда-то даже Хельча Исмаилова написала обо мне заметку «Адель и ее команда» для газеты «Караван». Я тогда была школьницей младших классов, мы с друзьями организовали у нас во дворе штаб по приему старых вещей и продуктов. Все это было, разумеется, в небольших масштабах, но мы находили в соседних дворах малоимущие семьи и им помогали. А одна из моих самых «дорогих» благотворительных акций детства – это когда я на новогодней ёлке в детском доме в качестве подарков раздарила фарфоровых кукол ручной работы из роскошной маминой коллекции. Мама меня тогда поддержала, и я решила, что я мега-молодец. Потом, сколько я себя помню, у нас дома никогда не собирались старые вещи, мы их относили нуждающимся. Когда мама что-то покупала, то частью продуктов делилась с нашей соседкой – многодетной матерью.

Все-таки, благотворительность в вас воспитали родители.

Да, да, верно.

А вы одна у мамы с папой?

У меня есть брат, он младше меня на 4 года.

Он тоже занимается благотворительной деятельностью?

Да, но не регулярно и не в таких масштабах. Правильнее сказать, он – волонтер и человек, который всегда на подхвате, если мне нужна помощь. Мы с ним очень разные люди и по воспитанию, и по темпераменту, и по взглядам на жизнь. В детстве мы не особо дружили, более того, у меня был «комплекс старшей сестры», а он был тем самым «трудным ребенком» из одноименного фильма. У нас были очень сложные отношения, если не сказать конфликты. Но теперь мы оба стали взрослыми людьми, у нас у каждого появились свои собственные семьи, наши отношения выровнялись, и сегодня мы стали очень дружны и близки. Теперь я могу говорить с ним о чем угодно, могу доверить ему все, что только можно, хотя тот комплекс, что я ему что-то должна, что я старшая, что я в ответе за него, по-прежнему, остался. Видимо, это издержки добротного советского воспитания. (Смеется).

Кстати о воспитании. Любопытно знать, те моменты, что пестовали в вас ваши родители, вы сейчас применяете в воспитании ваших собственных детей?

Очень сложно сказать. Вы знаете, у моей мамы в одном из интервью спросили про меня: «Как вам удалось воспитать такого ребенка?». И мама тогда сказала замечательную вещь: «Мы своих детей не воспитывали, мы их растили». И правильно сказала, ведь родители нас не воспитывали вообще, они все показывали собственным примером, трудолюбием, любовью к людям, отношением к нам. Я выросла в семье, где очень сильно друг друга любили, причем у нас никогда не было той утопической семьи, о которой можно прочитать в романах – где говорят в полголоса, входят в спальню после стука в дверь и прочее. Нет, напротив, у нас нормальная, иногда даже «итальянская семья». Да, мы можем, как и все другие люди, в иные моменты говорить на повышенных тонах и мама, бывает, «пилит» папу. То есть мы не какие-то инопланетяне. Но я точно знаю, что за всем этим стоит огромная любовь друг к другу.

Полагаю, родители стали для вас прекрасным примером. Вы его переняли в построении модели вашей собственной семьи?

Скорее всего, частично. Мне кажется, что все то, что я считала не совсем верным или не подходящим в модели воспитания моих родителей, я сейчас исправляю. Но, заметьте, я говорю не о том, что мама не отдала меня в художку, а я хотела рисовать и теперь моя дочь непременно должна заниматься в изостудии и стать художником. Нет, я вообще не из этой серии. Да, может я, действительно, хотела стать художником, но мама не разглядела это во мне, не успела спросить… Поэтому свою дочь я всегда обо всем спрашиваю: «Кем тебе хотелось бы стать?», «Чем ты желаешь заниматься?», «Тебе нравиться рисовать?», «Ты будешь заниматься шахматами?», «Ты хочешь ходить на ментальную арифметику?» и так далее. И если у нее меняются жизненные приоритеты, и она бросает кружок, отправляется в другой, я отношусь к этому совершенно спокойно.

В одном из ваших интервью, Адель, я читала, что вы с детства, глядя на себя в зеркало или играя, мечтали о сцене. Вы хотели стать популярной?

Нет, я вообще даже не знала понятия «популярность». Ведь я выросла в прекрасном детстве, где не было навязывания звездности, почитания, поклонения. Даже очарование бурлеском жизни голливудских звезд, такое модное сегодня, или восхищение персонажами классической художественной литературы, на которых выросло более старшее поколение, мою генерацию миновало. Период моей юности пришелся на конец 80-х – начало 90-х годов, когда померкли уже старые идеалы и все классическое казалось смешным, не модным, а нового еще ничего не придумали. Мы жили без гламура и даже не догадывались что это такое. Но я тогда очень четко знала, что я буду стоять перед большой аудиторией и буду перед ней за что-то отвечать. Причем я понимала, что это вовсе не сфера политики, экономики или чего-то еще, поскольку для этой сферы я умом особо не выделилась (смеется), да и характер у меня не подходящий. Но мечты у меня такие были – стоять на сцене и служить народу.

Вы также в раннем возрасте пришли работать на телевидение, об экране вы тоже мечтали?

Нет, это была какая-то стихийная энергия, которая вспыхнула внутри и увлекла за собой. Кроме того, меня часто приглашали на кастинги. Так, на казахстанский канал к Бахыту Келибаеву я попала в 13 лет, а в свои 14 пришла работать на «Хабар». До этого, правда, чего только не было – и школьный КВН, и творческие кружки и т.д. Причем, всегда на кастинге говорили: «Вот эту толстенькую берем, остальные свободны». Я никогда не сомневалась в своей внешности, но и идеальной красавицей тоже себя не считала, просто мне часто везло, может потому что я с самой юности была открытой, не закомплексованной и честной девочкой.

А своих деток, у вас их двое, вы уже успели познакомить со сферой кино и телевидения?

Нет, я принципиально не беру работу на дом и дом в работу не приношу. Я не вмешиваю детей в свою деятельность, считаю, что у них должен быть выбор. И нет у меня мечты вырастить из них артисток или актрис, у них может и должно быть свое будущее.

Читала я еще одно ваше интервью, где вы рассказывали о своей старшей дочери и, помнится, называли ее «звездой».

Это правда. Моя старшая дочь Джамиля, ей 8 лет – очень красивая, высокая девочка с модельной внешностью, но с совершенно своеобразным характером. Она с рождения была настоящей «заявленной звездой». Просыпаясь утром, она надевала на себя какие-то украшения, сумки, шляпы, очки и только потом уже шла на горшок. Если, к примеру, она захотела надеть бальное платье на пижаму, то она это сделает, и никакая сила в мире ее не остановит. На прогулку она никогда не выходила без украшений и, главное, без браслетов, при этом испытывала жуткий дискомфорт и была вынуждена держать руки ладонями вверх, чтобы все это дело не свалилось. А маникюр с года от рождения, вся моя исковырянная косметика, об этом я вообще молчу… На падающую звезду я однажды загадала желание, чтобы мои дети были здоровы, а Джамиля услышала и мне говорит: «Ты что мама! Надо просить золото и бриллианты!». С раннего детства Джамиля буквально упивалась собой. Хотя, по мере взросления, она становится более скромной и более закрытой. Я с этим не борюсь, считаю, что она должна и это пережить, переболеть. Вот такой у меня неординарный ребенок!

Но у вас не один ребенок. Расскажите нашим читателям о своей младшей дочери.

Дания родилась три с половиной года назад. Это наш особенный ребенок! Без нее, пожалуй, моя жизнь не была бы такой полной. Дания родилась глубоко недоношенным ребенком и вокруг нее всегда было много страхов и переживаний, в общем, много было крутых переломов. Она меня сумела даже научить фатализму, были у нас на ментальном уровне такие диалоги: «Если я уйду от тебя, мама, то ты с этим ничего не сделаешь, но, чтобы я не ушла, ты должна сейчас что-то сделать». Она показала мне мою внутреннюю силу – какой я могу быть дисциплинированной, выносливой. Раньше я никогда не делила людей, но Дания произвела в моем окружении жесткую зачистку, показала мне кто верный друг, а кто мне в жизни не нужен, на кого я могу положиться, а кто является псевдо-другом или псевдо-родственником.

Это вообще чудесный ребенок – с такой внутренней силой и любовью к жизни! Джамиля ее обожает, и она отвечает взаимностью. Она очень активная, любознательная, увлеченная всем подряд. Она любит всем подражать, любит всех поучать, просто любит всех и очень послушная. Вот, в плане послушания, у меня с Данией вообще нет проблем.

То есть ваши дочери совершенно разные?

Абсолютно два разных ребенка.

А кто из них больше похож на вас?

Точно не знаю. Для меня они просто мои самые любимые девочки. Мне кажется, чувственностью, творчеством, драматичностью восприятия мира на меня больше похожа Джамиля. Она может рыдать из-за брошенного ребенка в одном из эпизодов кино, она очень переживает эмоциональные ситуации, у нее развито чувство сострадания, она помогает мне в благотворительных мероприятиях.

Дания – похожа на меня буйством энергии, хорошим аппетитом и безграничной любовью к жизни.

«Человек счастлив, – вы однажды упомянули, – когда делает то, что хочет. Только это может сделать его счастливым». Вы, Адель, несомненно, очень счастливый человек. Я уверена, вас делают счастливой ваши дети, ваша работа… а что еще может сделать вас счастливой?

Да, я очень счастливый человек! Потому что у меня внутри – не проходящее ощущение свободы, внутренней свободы. То есть я всегда точно знаю, что в любой момент могу сделать выбор – не этот проект, так другой, не этот путь, так иной, не в этой стране работать, так в другой… К счастью, уменя нет в жизни тупиков, за что я очень благодарна Богу! Счастливой меня делают мои дети, счастливой меня делают чужие дети, мои друзья, которые тоже с горящими сердцами.

Счастливой меня делает любовь, причем не когда меня любят, а когда я испытываю большое чувство!

Адель, вы потрясающий человек! Это правда. С вами так легко и приятно общаться! Желаю вам, от себя лично и от всей нашей редакции, чтобы счастье в вашей жизни стало не проходящим явлением!

 

Беседовала Оксана Танская

Реклама
Школа художественной гимнастики Натальи Кузнецовой
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Школа является спортивной организацией и активно участвует спортивно-культурной жизни города Алма
Подробнее
Детский центр гармоничного развития «Умнички»
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
Детский центр «Умнички» предлагает интересные и увлекательные, а главное - эффективные занятия д
Подробнее
Частная школа «Alliance school»
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
«Alliance school» - современная Школа завтрашнего
Подробнее
Шоу центр — агентство детских праздников
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
Шоу центр — агентство детских праздников, предлагает Вам свои услуги в организации незабываемого
Подробнее
Познай-ка Монтессори центр
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
Детский центр приглашает детей от 1,5 до 7 лет на занятия.
Подробнее
http://www.poznai-ka.kz
Детский комплекс «Art-LOTOS»
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
Детские развивающие центры, детский садик
Подробнее
http://art-lotos-detki.kz
Творческая студия Comilfo
 Адель Оразалинова - Счастливой меня
Алматы
Самая важная задача всех родителей – сделать так, чтобы любимый ребенок был восхищен своим долгожданным праздником. Мы можем творить чудеса!
Подробнее
http://www.comilfo.kz
Условия размещения: 30 000 тенге за 6 месяцев или 45 000 тенге за 12 месяцев Все объявления
Разместить рекламное объявление